среда, 17 января 2018 г.

9 Верховная Рада



Память удерживает отдельные дни напряженной работы на фасадах здания. Нам предлагалось выполнить весь комплекс работ за короткий промежуток времени, пока длится отпуск депутатов между сессиями. Это был примерно 1998 год. 
      Еще вчера я ничего не знал об объекте, а сегодня с утра принимаю транспорт и грузы.  Идет сильнейший дождь, просто ливень - сплошной стеной. В руках Ю.А. Колесника раскрытый зонтик, его рвет ветер, я уже не обращаю внимания на дождь. Мы вдвоем стоим посреди громадной лужи и обсуждаем, как поставить забор ограждения, организовать стройплощадку.  
       Обычно, сначала готовится проект производства работ, где все эти вопросы рассматриваются, здесь, ввиду срочности заказа, мы опережаем всякие бумаги.

Здание Верховной Рады - дом украинского парламента, было сооружено в 1939 году по проекту архитектора В. Г. Заболотного и расположено в историческом районе Печерска. Здание построено в присущих «советскому монументализму» классических формах и приемах. Вместе с тем, отмечается, что ему cоответствуют черты украинской классической архитектуры. [1]  
        Автор проекта Владимир Заболотный в 1940 году  был удостоен государственной премии и назначен главным архитектором Киева..  
     Трехэтажный объем  выполнен в строго  прямоугольной-симметричной форме. Его венчает купол из стекла.  Серьезная реконструкция здания украинского парламента проводилась после Второй мировой войны, в 1948-52 годах. В это время была пристроена полукруглая часть для служебных помещений.
  Четыре скульптурные композиции, установлены в  1985-м году непосредственно перед ризалитами центрального входа. Они представляют различные слои населения Украины: рабочих, крестьян, ученых, интеллигенцию.   Интерьер дома украинского парламента имеет достаточно строгий и в то же время  классический вид. Центральное место в интерьерах приходится на мотивы национального  украинского народного декоративного искусства. Все, вплоть до дверных ручек, выполнено по авторскому проекту, что обеспечивает единство стиля в оформлении интерьеров. По специальным эскизам изготавливались люстры, мебель, расписывались плафоны и т.д.                                                                                        Основным функциональным местом всего архитектурного комплекса здания Верховной рады является сессионный зал, расположенный на втором этаже и рассчитанный на 1000 мест. Общая площадь зала составляет порядка 650 м2, форма – восьмигранник. [1]

Здание Верховной Рады фото 1941года

Эскиз  В.Г.Заболотного

Заседание Верховной Рады 1952г 

Проект площади не реализован

Быстро поставили леса, начались работы. На фасадах встретились неожиданности.   На первый взгляд фасады выглядят облицованными камнем.  На самом деле это штукатурка с рустами, имитирующая камень, внешне и по составу – очень прочная, с включением в состав мелких камушков. Подобрать фактуру ремонтных мест так, чтобы они не отличались от примыкающих участков, оказалось не простой задачей. Помогли технологи института Укрпроектреставрации.  Надежда Васильевна Сальникова подобрала нам состав раствора и дала рекомендации. Теперь заменяли штукатурку в исключительных случаях, а чаще закрепляли отставший слой инъекциями клеящих составов и специальными анкерами из нержавеющей стали. Без технологов мы бы с работой в срок не справились.     

                                                                                                         
Второй случай  запомнился, когда меняли стеклоблоки в оконных проемах лестничных клеток. Стеклоблоки там были особенные, в них просматривался рисунок восьмиугольника, связующего знака этого здания.(Здесь все особенное, даже дверные ручки!)  В форме октаэдра устроен зал заседаний, эти же знаки видны на входных дверях, вероятно, здесь заложен какой - то внутренний смысл, который я не постигаю. Несколько дней мы пытались наладить разборку этих блоков с минимальными потерями, но слишком прочным оказался цементирующий слой.   

                                    

Выделенный для работ месяц подходил к концу, в сроки мы укладывались, и вдруг новое задание!  Нужно заменить старый герб УССР на карнизе здания. Но как к нему добраться, леса уже сняты! Потом, ведь это памятник Советской архитектуры, здесь все советское, не только герб!     Старая символика не устраивала новых депутатов, шарахались от нее как черти в церкви. 
           Ладно, очень быстро изготовили в мастерской щит с трезубом. Заказали большую автовышку и привинтили трезуб к старому гербу   анкерами. Так что, если снова придем к стране Советов, много переделывать не придется.   

    
                                     
 В тот год реконструкции был построен новый конференц - зал,  на месте бывшего кинозала. Вел там работы тогда еще молодой специалист, производитель работ Петриченко Сергей Николаевич. Конференц - зал включал в себя комплекс вспомогательных помещений, рождался из пыли, пота и нервов в кратчайшие сроки.


Работы, которые я описываю, не были заключительными. Что то все время меняется в этом месте, в 2011 году Верховную Раду обнесли высоким забором. Сказался возросший градус народных настроений.  Теперь для митингующих осталась узкая полоска между двумя ограждениями, что не мешает заборы ломать, время от времени. Мне это напоминает другой забор, в столичном зоопарке, но там понятно, зачем он. А здесь -  чего опасаются граждане, власть же народная!




Cсылки:

                                                                           
                                                                                                                             

воскресенье, 14 января 2018 г.

8 Дом Ковалевского




На углу улиц Шелковичной и П.Орлика есть примечательный дом, напоминающий  замок, бывший особняк Николая Викторовича Ковалевского. Он  построен в 1911-1913 годах,  по проекту архитектора Павла Алешина.    О доме написано уже много, особенно умиляет такая пикантная подробность обустройства усадьбы, как наличие комнаты в виде купе железнодорожного вагона, с напоминанием супругам, где они познакомились. Такая романтическая деталь отсылает нас в облака романтических грез, в которых пребывал богатый владелец дома,  хочется заодно помечтать и нам грешным.   
     На самом деле этот особняк интересен многим другим. Мне довелось участвовать в работах, когда здание представляло собой каменную коробку полную мусора, и поломанных конструкций. О былом величии напоминали лишь отдельные фрагменты.  
В 20 тые годы здесь  находилось ГПУ железной дороги, цокольный этаж занимали камеры с арестованными. В 1939-1941- управление по делам искусств и комитет по физической культуре.  После войны и до 1992года здесь  размещалось Министерство иностранных дел, потом здание пустовало, а дома, как и живые люди - брошенные, начинают  умирать.

Конечно, была проделана колоссальная работа по воссозданию прежнего облика усадьбы, и в этом заслуга множества специалистов, начиная с историков, искусствоведов и архитекторов - реставраторов. Интерьеры  воссоздавались после тщательной и кропотливой работы с архивами, изучения объекта в натуре. Во время таких исследований  архитекторы  нашли на дверях цокольного этажа окошки для наблюдения  за заключенными, а на окнах - прочные решетки.
Не оставляла меня и другая мысль – чьи души посещали этот пустующий дом, во время реконструкций? Слишком много здесь побывало различных людей, какими вихрями истории заносило их сюда, прежде чем обосновался благотворительный фонд президента Кучмы?
Образные портреты приводят в своей книге Замок вздохов  М. Кадомская и А. Мокроусова:

- Алёшин Павел Федотович – талантливый 30-ти летний архитектор, подающий большие надежды. Невысокий полноватый мужчина, одет с иголочки, лицо круглое, тщательно закрученные ухоженные усы, характер вспыльчивый.

Алёшин Федот Александрович – опытный подрядчик, строитель. Пожилой мужчина за 70, седоватый, с остроконечной бородкой, характер спокойный, выдержанный.

Ковалевский Николай Викторович – домовладелец, заказчик постройки. Желчный мужчина средних лет (слегка за 40) с аккуратной бородкой, социально активный, порывистый, нервный, экономный, но не лишенный романтики.

Ковалевская Анна Павловна – жена домовладельца. Милая молодая дама со светлыми, слегка вьющимися волосами. К началу действия – замужем уже около 10-ти лет, имеет ребенка – мальчика.

Особняк – 2-этажный дом с башней, напоминающий средневековый замок, характер сложный, своенравный, не без основания считает себя шедевром архитектуры.  [3]

Как много страстей хранит переписка!


Павел Федотович Алешин
П.Алешин - Н.Ковалевскому
"...Я не имею возможности заставить Вас верить мне как архитектору, что в Вашем особняке работы идут с той степенью скорости, которая является вообще результатом всех создавшихся обстоятельств Вашей постройки, от меня не зависящих. Работы идут так интенсивно, как только это возможно…

Н.Ковалевский - П.Алешину
"...Что касается медного покрытия части крыши на башне, я все-таки считаю, что это непроизводительный расход, не вызываемый крайней необходимостью или неизбежностью. Прочность несомненна, но очень накладно. Только если никак нельзя обойтись без покрытия башни медью вынужденно даю согласье. Вижу, что постройка вгонит меня в непосильные расходы и заставит раскаиваться в роковой ошибке (продажа дома) и какое название я не придумывал для будущего замка, самое подходящее окажется замок печали и разорения".

Павел Алёшин −  Николаю Ковалевскому:
«Ужели Вы и доселе не желаете понять, что сделанное мною для постройки Вашего дома не есть моя обязанность, что предел моих обязанностей к Вам далеко мною превзойден исключительно потому, что мне дорог Ваш особняк как мое создание, и  если  я, отдаваясь целиком делу, не ищу у Вас ни похвал, ни наград, то в то же время я не считаю возможным выслушивать Ваши колкости и совершенно несправедливые нападки».

Николай Ковалевский – Алёшину:
«Я человек нервный и осуществление Вашего проекта в этом объеме лишает меня сил и аппетита и послужит к сокращению жизни, на что я сознательно не могу пойти. Не спорю, проект исполнен талантливо и было бы лестно украсить таким зданием Левашевскую улицу, но что же делать, когда мне не по карману такой палац.» [3]



Семья Ковалевских  прожила здесь до 1918года, всего несколько лет, наполненных относительным покоем и благополучием.  Особняк отличался высоким уровнем комфорта по условиям того времени: электрическое освещение, отопление, вентиляция и водопровод, телефон, лифт. Дополнительное воздушное отопление обогревало спальни через специальные каналы в стенах. В доме насчитывалось 395 ламп накаливания, работу отопления, паровой прачечной и гладильную обеспечивала  техническая контора «И. Залесский и В. Чаплин ».  В холлах первого этажа и на лестнице были устроены ложные гипсовые своды, подвешенные на стальных струнах. Железобетон, гранит и мрамор,  искусственный камень, дорогие панели из дерева и декоративные детали из папье – маше,  все продумано, выверено и подчинено общей гармонии интерьера.         

Справа вид на парадную дверь 1912г Фото подписано Алешиным
              

Колонны у входа в угловой кабинет фото 2004г

Камин в угловом кабинете

А.П.Ковалевская в угловом кабинете 1914 г .  Иллюстрация из книги "Замок вздохов."

Угловой кабинет
Иллюстрация из книги "Замок вздохов"


Анна Ковалевская с сыном в уникальном купе своего особняка 1914г




 - На первом этаже размещались  парадные помещения: холлы, будуар, библиотека, бильярдная, для торжеств и концертов предназначался зеркальный зал  с инкрустированным полом, хорошо освещенный большими окнами.

Столовая

Столовая первого этажа 

Приемная второго этажа фото 2004г

Плафон потолка приемной Иллюстрация из книги  "Замок вздохов"


Белый зал (зеркальный)



Лепные пилястры белого зала

Фрагмент потолка белого зала  1913 год





  Это помещение отделано наиболее пышно - стены опоясаны фризом со стилизованным растительным орнаментом, карниз украшен изящными розетками, чередующимися с модульонами, тонкие лепные узоры покрывают потолок. Четыре больших зеркала усиливают впечатление парадности зала, создавая иллюзию большого объема. Хоры для оркестра раскрыты в зал полукруглым проемом, декорированным лепными украшениями. 



Второй этаж был жилым. Туда ведет мраморная лестница, украшенная колонками с бронзовыми капителями. Комнаты домочадцев, спальни, детская, классная, малая столовая с лоджией отделаны более скромно, но решены с большим художественным вкусом[1]   



Выход на мраморную  лестницу со второго этажа


Особняк Ковалевского фото 1914года

                                        
Под куполом, наверху, была предусмотрена комната для репетиций оркестра. К гостям музыканты спускались по специальной лестнице.


Анна Ковалевская с сыном на веранде  фото 1914 г

Украшением фасада можно назвать балкон второго этажа, с небольшими колоннами и четырьмя различными по форме капителями.






Парадный вход


Римская надпись года постройки

Ковалевский -Алешину:

... Летом должна быть вырезана над парадным входом римская цифра злополучного года постройки(1912) дома, которого я ни минуты не жалел бы сплавить, если нашелся бы охотник разориться... 26 мая 1914г [3]

Все продумано до мелочей, даже водосточные трубы находятся в специальных нишах, чтобы не портить рисунок фасада.   Со стороны улицы Шелковичной у цоколя создается миниатюрный палисадник, украшенный изящной решеткой.  Во дворе разместились конюшня, коровник, каретная и гараж, а также садик с фонтаном и декоративной башней. Использовалось даже подземное пространство - под замощением двора находились погреб с ледником и местом для хранения дров и угля.  

                                                                


Кажется, архитектор не забыл и про себя. Как знаменитые художники Гойя и Веласкес на полотнах, он оставит свой иронический портрет на фасаде, в виде кота с человеческими усами.

Алешин Павел Федотович 1900 тые годы

П.Алешин  во дворе  особняка. Сидят А.Ковалевская с сыном и гувернанткой


Вид на сад и фонтан с бащней 1914г


Через 100 лет у востановленного фонтана сидят наши работницы управления
Реставрация особняка растянулась на многие годы, менялась и концепция. Первый этап реставрации пришелся на 1972-1974 годы, затем, работа продолжилась в 90тые годы, когда здание уже было полностью отселено. На этот раз начинали с фундаментов. Под стены заводились специальные сваи. Из подвалов были извлечены многие сотни тонн грунта и мусора. Обычно подобные работы сопряжены с риском образования новых трещин. На этот раз Бог миловал! 
                                                                                                                                            
Автор проекта реставрации особняка 1972-1974 годов И.Малакова 

Сотрудники  мастерской на экскурсии 2004г
Двор с гаражами после реставрации




Ссылки:

1 Алешинский особняк Ковалевского в Киеве https://ua-archi.livejournal.com/2517.html

2  Звід Історїї Памяток.. http://pamyatky.kiev.ua/streets/orlika-pilipa/osobnyak-kovalevskogo-m-v_-1912

3 «Замок вздохов»   М.Кадомской и А.Мокроусовой  http://aej.org.ua/books/1671.html

4  Архитектор Алешин  http://www.alyoshin.ru/Files/arhiv.html





Жилой дом ул. Фрунзе 1,3

Старое письмо
Достался мне этот объект на голову,  совсем не реставрационный - отселенные дома №1,3 по улице Фрунзе (теперь ул. Кирилловская). Старые 2х этажные дома из бруса, обложенные кирпичом. В начале 90тых объединение передало нам эти дома на баланс, и никто пока не знал, что с ними делать. Проектный сектор делал документацию на новое здание, а мне нужно было следить за забором, который все время падал и разваливался, приходилось его восстанавливать,  красить и все бесплатно.       
Иногда я наблюдал совсем интересные вещи. Прихожу однажды, какая то группа чуваков разбирает кирпичную кладку, видно, на продажу. Спрашиваю, кто такие? 

Отвечают:

- Мы кооператив по разборке!

Шли годы, за старым забором мало что менялось. Время от времени у руководства возникало желание строить: выкопали котлован, начинали работы, потом заканчивались средства и все снова затухало.  Откос котлована начал сползать вниз, обнажились кабельные сети, да и сама улица, заполненная до отказа транспортом, тоже готова была рухнуть вслед за откосом. Аврал. Всех собрали на аварийные работы.
Снова затишье. Потом  начали возводить стены первой захватки.  Без крана много не наработаешь… Разобрали кирпичную стену своего старого дома, на стыке с соседним зданием. Оказалось, что за этой стеной открылось помещение аптеки. Стена эта была общей… По стройке бегают дамы в халатах и кричат дикими голосами караул!  Так все тянулось, пока в городе не изменилась «концепция». У корпорации появился интерес к объекту и стройка пошла, но это было потом, а пока руины и забор стояли, подпирая друг друга. 

Зайдешь в такое здание - как на старое кладбище, разруха в каждом углу, развороченные жерла печей, мусор, предметы быта, старые башмаки, стекло под ногами трещит. Пусто, гулко и страшно.  Посреди этого хаоса лежит кукла. Глаза открыты, ясные, спокойные, голубые.  
Поднял с полу развернутый листок в клетку, чье то письмо.  Стал читать. Пишет подруга или родственница. Письмо из Израиля. Сетует, жалуется, как тяжело на новом месте, надо учить язык, а это трудно старому человеку. Все время чувствуешь себя чужим. Жалеет, что уехала за этой новой жизнью из Киева, из родного нашего дома на Фрунзе, скучает.                                                                                                               
- Как там Сеня, Абрам? Женился ли сын?

Идет долгое перечисление знакомых и родственников, которым нужно поклониться… потом рассказ о том, что по чем.  Такой вот привет из далекого Иерусалима, с чужбины на родную землю, в родной дом, где столько лет прожили вместе, разделяя кров, тепло и пищу.    Письмо осталось в мусоре свалки, а все остальное в прошлом, и дом этот уже не кров, а мертвая руина, подлежащая сносу, нет ни Абрама, ни Серафимы. Никого уже нет, только тени былого бедного счастья. Время просочилось, свозь щели и растворилось в дымке от старого дома.  Хлопнула ставня на сквозняке, пробежала крыса, с кусочком где то украденной колбасы в пасти - деликатес деткам.   
             От прошлой жизни осталось это письмо. От нас всегда что то остается, так должно быть. Иначе, зачем жить?